Университет гражданской защиты

Обмундирование в 20 килограммов и сложный моральный выбор: наш журналист примерила на себя роль спасателя (SB.BY)

Обмундирование в 20 килограммов и сложный моральный выбор: наш журналист примерила на себя роль спасателя (SB.BY)

Обмундирование в 20 килограммов и сложный моральный выбор: наш журналист примерила на себя роль спасателя (SB.BY)

И сухих вам рукавов!

Четырехкомнатная квартира. Горит! Из разных углов раздаются душераздирающие крики то женщины, то ребенка. Все в дыму и мраке. Время пошло: на поиск и спасение пострадавших — максимум 10 минут. Первая мысль — бежать. Вторая — бежать очень быстро и как можно дальше, потому что из-за паники не хватает кислорода, тело обмякло моментально, а в голове путаются острый сигнал тревоги и мысли о тщетности бытия. В таком состоянии не то что кому-то — себе помочь невозможно. И кто знает, насколько печально закончилось бы все это, не окажись рядом его — спасателя. Храброго, сильного, внешне совсем бесстрашного. Что за история с нами приключилась?


Миссия (не) выполнима

Можете называть это как хотите: хоррор-квест, площадка для съемок психоделической драмы. Но в Университете гражданской защиты МЧС все именуется сухо (и, если честно, без намека на эмоции, которые гарантированно получишь) — учебно-тренировочный комплекс. Здесь будущие спасатели отрабатывают профессиональные навыки, проходят (в буквальном смысле!) сквозь огонь, воду и даже трубы — газовые. Ситуации на тренировках максимально приближены к реальности: вот тебе квартира с взывающими о помощи жильцами, вот узкая шахта с водой, в которой тонет ребенок, а вот и промышленное помещение, где из-под завалов нужно спасти инженера. И выглядит все так просторно, понятно, когда смотришь на освещенный лабиринт через монитор в учебном классе. Плевое дело, словом, приступаем!

Традиционно начинаем с боевой одежды: комбинезон, куртка, сапоги, краги и шлем. Стоит ли говорить, что 42-м женским размером здесь и не пахнет? Будто читая мои мысли, рядом стоящий спасатель шутит:

— Один парень носил 48-й размер одежды, а на учения ему дали 52-й. Не понравилось, попросил новый комплект. Заменили! На 56-й.

Не знаю, правда это или нет, но на всякий случай рисоваться перехотелось. Кстати, познакомьтесь: майор Дмитрий Василевич, старший преподаватель одной из кафедр УГЗ, в профессии без малого 13 лет. Именно он занимается с курсантами и слушателями практической подготовкой в дымокамере. Знает здесь каждый сантиметр, так что будет меня сопровождать и, если что, выносить бездыханное тело (спойлер: этого в итоге не понадобилось).

Кстати, боевая одежда весит от трех до пяти килограммов и надевают ее спасатели максимум за 21 секунду. Мне потребовалось минуты три: в промежутках между ними все удивлялась, какой же тяжелой может быть ткань. Пока не принесли его — полный баллон с воздухом! 15 килограммов 600 граммов! Спина и плечи сказали «до свидания».

Надевать баллон нужно не как рюкзак, а через голову (не повторять: опасно). Потом еще подпрыгнуть два раза, чтобы его потуже закрепить, — без удара, как понимаете, не обошлось. Вообще, за этот день я очень много раз билась головой: то о ванную, то о перила. Но не будем о глупом. Рация, фонарик, маска — заходим.

Пульс — 178, мы ее теряем

В реальности все немного (много) страшнее, чем на экране. Не страдаю клаустрофобией, да и вроде не паникерша, но уже в первую минуту захотелось сорвать с себя маску с кислородом, перед всеми извиниться и «уйти в закат». Но стыдно, поэтому пути назад нет. Зато впереди… Шатающаяся лестница, покрышки, шины, пластмассовые коробки. Задеваю — рушатся с грохотом. Кое-как на полусогнутых (помним про баллон, который тянет к земле) дохожу до импровизированной кухни, нащупываю электроплиту, телевизор, диван и… первого пострадавшего. Из последних сил (а это только начало!) пытаюсь его поднять, однако тщетно: вроде и макет, но 60 килограммов вполне реальные. Простите, мужчина, не в этот раз.

Из соседней гостиной кричит женщина. Пытаюсь бежать на звук, но понимаю, что хожу кругами: голова чугунная, в ушах свистит воздух из маски, плечи горят. Хочется сесть и заплакать от беспомощности. Даже спасатель сжалился и решил подсказать путь. Вторая жертва найдена.

За дверью — новый квест: промышленное помещение, где что-то обвалилось и придавило человека. Тут без помощи не обойтись. Пока Дмитрий специнструментом разрезает балки, я должна вытаскивать из-под них инженера. 60 килограммов, все как мы любим…



Удар! Такой неожиданный, что пульс со 140 подскакивает до рекордных 178. Ощущение, будто даже шлем треснул, а осколки от черепа придется собирать в совок. Спасатель подбадривает: «Да ладно, легонько же прилетело, я весь удар на себя принял. Идем дальше».

Но конец моим страданиям ближе, чем он запланировал: раздается громкий свист — в баллоне заканчивается воздух. Странно, но это один из самых радостных моментов в жизни, потому что означает он одно: нужно выходить.

Аплодисменты

…Кто-то может подумать, что в дымокамере я провела всего ничего (мне тоже так казалось), но датчики показывают почти четверть часа. Это чуть ли не антирекорд, потому что справиться должна была максимум за 10 минут, не забыв вынести всех пострадавших. Позже спасатели включили свет и провели по местам, в которые я так и не попала. Например, в узкую металлическую шахту с водой, где застрял ребенок. Предлагали уже при свете туда спуститься, помочь ему, но не снимая баллон. Спасибо, как-нибудь в другой раз. 


Правда, потом мне все же разрешили снять груз с плеч и показали еще один интересный 60-метровый лабиринт: пройти его нужно было ползком. Через хитро сплетенные веревки, под чугунной ванной — разумеется, в полной темноте и с дымом. На этом моменте запас цензурных выражений исчерпался, поэтому передаю финальное слово своему проводнику.

— Перед тем как пускать ребят на тренажеры, мы в аудитории разбираем, из каких элементов состоит боевая одежда, от чего она защищает (например, поджигаю кусочек ткани и демонстрирую, что она не горит), — детализирует Дмитрий. — Запускаю в дымокамеру с разных входов одновременно две группы по три человека. На курсантов вешаем датчик, чтобы отслеживать пульс: если он сильно выше 170, выводим, потому что есть риск инфаркта. В обморок за все время никто ни разу не падал, истерик тоже не было. Даже если хотели бы — стыдно перед товарищами. Зато когда парни выходят и снимают все, раздаются аплодисменты — они в восторге от происходящего и самих себя.

Эти учения, как и вся работа спасателей, дают возможность почувствовать, что ты живой. Не говоря уже о том счастье, которое приносит помощь людям.

P.S. В этот день ни один спасатель не пострадал, а вот у журналиста — по четыре синяка на коленях. И это я еще легко отделалась. После всего в голове крутился только один вопрос: зачем? Сколько трудностей — и физических, и моральных… Но эти отважные люди о таком никогда не задумываются, поэтому и выбрали одну из самых благородных профессий. С праздником, с Днем спасателя! Никогда не устанем повторять: сухих вам рукавов.



Текст: Христина ГЛУШКО
Фото: Алексей ВЯЗМИТИНОВ
СБ.Беларусь сегодня





Факультеты и филиалы


8f62e7d2706b23356263c63383eff1da  

Календарь мероприятий

Май 2022

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30
3
23 24 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5