Закупки

Все закупки
Андрей Врублевский: «О пользе интуиции в профессиональной деятельности спасателя»

Андрей Врублевский: «О пользе интуиции в профессиональной деятельности спасателя»

Андрей Врублевский: «О пользе интуиции в профессиональной деятельности спасателя»

Андрей Врублевский: «О пользе интуиции в профессиональной деятельности спасателя»

Сегодня в рубрике «Взгляд на проблему» представлен коллектив авторов Университета гражданской защиты МЧС в составе: старшего методиста отдела стандартизации и методического обеспечения учебно-методического центра Андрея Врублевского и доцента кафедры гуманитарных наук Всеволода Сергеева, кандидата исторических наук, доцента на отношение спасателей к интуиции и принятию интуитивных решений в профессиональной деятельности.

Интуицию можно воспринимать по-разному. Кто-то относится к ней со всей серьезностью, считая одним из ключевых ресурсов, важных в профессиональной деятельности. Опираясь на собственный опыт такие люди доверяют ей при принятии даже жизненно важных решений. Некоторые даже могут считать ее своеобразным «сигналом свыше», мистифицировать, приписывать ей сверхъестественные свойства. Другие относятся к интуиции с усмешкой, считая ее синонимичной догадкам и выдумкам, то есть тем, чему не стоит уделять особого внимания в силу невозможности обеспечить полноценный контроль.

Приходится слышать мнение о том, что интуиция, а именно интуитивные решения, в работе спасателя неприменима и даже опасна, так как может привести к большим потерям в ситуации, где цена ошибки слишком высока. Можно согласиться с этим или нет, зависит от того, как именно понимать интуицию, а также от того, какое место интуитивные решения занимают в жизни конкретного человека, был опыт принятия таких решений связан с успехом или привел к неудаче. Лауреат нобелевской премии по экономике Д.Канеман отмечал, что у него и у его коллеги психолога Г. Кляйна был совершенно разный опыт формирования взглядов на интуицию. Опыт Канемана, относившегося к интуиции скептически, основывался на исследовании когнитивной иллюзии значимости и информации о несовершенстве клинического прогноза. А опыт доверявшего интуиции Кляйна базировался на изучении работы командиров пожарных бригад и хода их мысли при принятии решений [1, с. 310].

Так что же такое интуиция? Прежде чем ответить на этот вопрос, хотелось бы привести один пример из практики упомянутого Г. Кляйна, касающийся пожарных, вошедших в дом с горящей кухней: «Они начали заливать помещение водой, как вдруг начальник пожарной команды закричал: «Уходим отсюда!» Едва пожарные выбежали с кухни, провалился пол. Брандмейстер лишь потом осознал, что огонь был необычно тихим, а уши невероятно обжигало. Эти ощущения, по словам пожарного, задействовали «шестое чувство опасности». Он знал, что есть опасность, но не знал, какая именно. Впоследствии выяснилось, что пожар разгорелся не в самой кухне, а в подвале, под тем местом, где стояли спасатели» [1, с. 19-20].

Известный психолог Б.М. Теплов отмечал, что интуицией называют «способность быстро разбираться в сложной ситуации и почти мгновенно находить правильное решение» [2, с. 283]. Он приводит пример одного из величайших математиков А. Пуанкаре, который рассказывал, что «идея одного открытия пришла ему в голову совершенно случайно, в то время, как он, находясь в чужом городе, садился в омнибус: «В эту минуту его «осенила» мысль, внезапно принесшая разрешение задачи, над которой он прежде долго и безуспешно бился» [2, с. 287].

Любой психолог понимает, что работу нашего мозга нельзя отождествлять с сознанием. Мы имеем ограниченный доступ к тому, что происходит в наших умах (Bargh, 1994; Greenwald & Banaji, 1995). Можно привести пример работы мозга во время сна. В определенные его фазы наш мозг обрабатывает собранную за день информацию: сортирует, сравнивает, связывает логически и ассоциативно, выбрасывает и т.п. Часть информации возвращается в нашу оперативную память и при пробуждении в определенную фазу сна эти воспоминания могут быть доступны сознанию, складываясь как узоры калейдоскопа в определенные картины. Иногда эти картины фантастические, иногда логические, иногда ужасные, а иногда красивые. Тогда мы говорим, что можем вспомнить приснившийся нам сон.

Сложившиеся во сне образы могут помочь нам понять какие-то вещи, о которых мы сознательно не догадывались. Возможно, этим можно объяснить утверждения некоторых ученых о пришедших им во сне открытиях (доработка иглы в швейной машинке Элиасом Хоу, структура бензольного кольца немецкого химика Фридриха Августа Кекуле, планетарная модель строения атома датского ученого Нильса Бора). Вероятно, подобный механизм может лежать в основе интуиции.

Многим из нас хорошо знакомы и другие истории об интуиции экспертов: врач с одного взгляда ставит пациенту сложный диагноз; опытный шахматист, только взглянув на доску с фигурами, объявляет, что белым можно поставить мат в три хода. Это может показаться удивительным, сверхъестественным, но это не так. Каждый из нас очень часто проявляет такого рода качество. Ежедневно мы демонстрируем способности интуиции, которые могут казаться нам обычными: мы легко можем определить настроение человека по его выражению лица или его отношение к нам по тону голоса, доносящегося из мобильного телефона. При этом, одни вещи, например, имена и факты, мы помним на сознательном уровне. Другие вещи, например, навыки и обусловленные диспозиции, – не сознательно. Г. Саймон, исследовавший мышление шахматистов, отметил, что эти люди совсем иначе видят фигуры на доске после большого количества проведенных партий. Он даже утверждал, что интуиция является ничем иным, как узнаванием [1, с. 20].

Хотя многие могут считать интуицию догадками, а интуитивные решения – выбором, сделанным на основе «ощущения» того, что он является правильным, но настоящая интуиция – это не просто догадки. По мнению Г.Л. Бардинер, интуитивные решения имеют основой «случайное попадание» сложившейся ситуации в сферу личного опыта человека и соответственно воспроизведение им этого своего опыта [3]. Догадками интуитивные мысли могут быть тогда, когда человек не имеет опыта в данной области. В то же время, при достаточно богатом опыте в определенной области, интуитивные решения в ней могут быть вполне полезными. Б.М. Теплов, говоря о способности принимать правильные интуитивные решения, считал, что она опосредуется и формируется деятельностью, что она возможна только «в результате длительной, сложной, кропотливой подготовительной работы». Интуиция – это быстрое решение, которое само по себе требует длительной подготовки [2].

Инсайт, или озарение, которые отдельные авторы относят к интуитивным решениям, Н.Ю. Хрящева относит к одному из этапов креативного процесса, включающему также в себя подготовку, фрустрацию, инкубацию и разработку [4]. Именно о большом практическом опыте, как о мощном факторе, влияющем на точную интуицию, можно говорить и в случаях Наполеона, который «целые дни он проводил на батареях», и Суворова [2, с. 240], а также в вышеприведенном случае командира пожарных, выводящего за секунду до обрушения здания свое отделение.

Неудивительно, что именно такой подход лег в основу многих определений феномена. «Интуиция — это чрезвычайно быстрое, иногда почти мгновенное понимание сложной ситуации и нахождение правильного решения. Она возможна, однако, не иначе, как в результате длительной, сложной, кропотливой подготовительной работы. Интуиция — это быстрое решение, требующее длительной подготовки» [2, с. 294]. Нечто похожее предлагаети французский психолог А. Спайер: «Интуиция — скорее итог, чем абсолютное начало. Открытия, по видимости самые неожиданные и возникающие, когда ум кажется наиболее рассеянным, часто —  если не всегда — бывают увенчанием длительного предшествующего усилия, упорного и почти непрерывного размышления, не устающего все снова и снова возвращаться к тем же мыслям» (Spaier А., 1927, р. 271). Известна и такая трактовка: «Интуиция — неосознанное последействие, приводящее к правильному решению совершенно новой, никогда не бывшей в опыте задачи и возникающее как результат этого опыта» (Артемов В.А., 1940, с. 21) [там же]. Отсюда можно сделать вывод, что интуитивное решение хотя и не включает в себя осознаваемый процесс его принятия, но основывается на всем имеющемся прошлом опыте.

Из описания интуиции полководцев Б.М. Теплова, можно выделить некоторые ее особенности [2, с. 286-291]:

1) интуиция с психологической точки зрения является своеобразным процессом, который отличается от развернутых процессов логического мышления скоростью протекания, приобретающем из-за этой скорости новые качества;

2) интуитивное умозаключение является сокращенным за счет частичной бессознательности части или всех звеньев цепи рассуждения;

3) звенья интуитивного мыслительного процесса, отсутствуют даже во внутренней речи;

4) психологическая природа интуиции тесно связана с развитием пространственного мышления и связана чувством времени.

В связи с приведенными особенностями интуиции можно привести пример опытного ликвидатора пожаров С.В. Домашевича, интервью с которым приводилось в журнале «Служба спасения» [5]. Он отмечал, что «пожар… чувствовать нужно… я чувствовал». Но это чувство пожара пришло к нему не с молодых лет, не в первые дежурства, а после многих лет работы. Свой опыт пожарный набирал путем анализа произошедших с ним ситуаций, когда он «каждый такой случай раскладывал», «думал как поступить иначе». В итоге подобный опыт надежно сохранялся в его памяти: «И знаете, все понемногу откладывается, утрамбовывается в голове – потом на практике многие вещи делаешь уже на автомате… не задумываешься… машинально». Многочисленные выезды на пожары, большое количество серьезных случаев, помогло специалисту создать серьезную базу неоценимого опыта тушения пожаров и ликвидации аварий. И этот опыт работал уже подсознательно. «Иной раз приезжаешь к месту вызова и уже по запаху понимаешь, что горит…», – отмечал Домашевич. – «Находясь в зоне той или иной чрезвычайной ситуации, ты всегда в подсознании, неким шестым чувством, осознаешь, что вот сюда идти не стоит, потому что можно не вернуться…» Этим «подсознанием» и «шестым чувством», о котором говорил этот опытный специалист, на наш взгляд, и является интуиция, или тот подсознательный мыслительный процесс, который происходит в мозге человека, основывающийся на огромном сохранившемся в памяти практическом опыте.

Интересно, что размышляя над способностью Наполеона к предвиденью, качеству, которое можно назвать близким к интуиции, Б.М. Теплов выделял две его составляющие, способствующие успеху: 1) основанный на большом опыте расчет с умением найти его решающую отправную точку; 2) понимание чувств противника, его точки зрения и хода рассуждений [2, с. 275].

Источником интуиции может быть не только свой, но и переданный словесно чужой опыт. Пожарный с развитым «шестым чувством» из вышеупомянутой Г. Кляйном ситуации и не менее опытный профессинал С.В. Домашевич изучали большое количество не только пережитых ими ситуаций, но и тех, в которых никогда не бывали. Так они приобретали еще больше информации, например, о том, какие признаки свидетельствуют об опасности и как на них следует реагировать. Д. Канеман упоминает молодого военного, командира взвода, не имевшего боевого опыта, который «напрягался как струна, проводя солдат через узкую лощину, поскольку его учили определять места возможных засад» [1, c. 312].

На сегодняшний день существуют также данные о том, что основанием для интуиции является не только опыт, но и эвристический подход [1, c. 19]. Использование эвристики подразумевает, что мы судим о чем-то, сравнивая это с нашим мысленным представлением о категории, к которой это «что-то» относится. Другими словами, одни интуитивные решения могут быть основаны на навыках, полученных повторением определенного опыта. К ним можно отнести решения врачей, шахматистов и пожарных, которые обусловлены знакомыми ассоциациями, и быстро приходят в голову. Другие решения появляются в процессе эвристики, часто при замене трудного вопроса белее легким. Так, когнитивная легкость восприятия повышает склонность видеть ассоциативную связь, а значит влияет на принятие решений. Такие интуитивные решения зачастую неверны, он субъективно они от первых не отличаются. В этом и появляется опасность.

Почему же в таком случае многим профессионалам свойственен некоторый скептицизм в отношении интуиции?

Во-первых, на нее могут оказывать влияние различные особенности мышления. Как отмечает Д. Майерс, наша автоматическая интуиция часто ошибается, когда мы вспоминаем и воспроизводим собственный опыт [6, с. 297]. Причем, чем меньше у человека собственного опыта, тем больше он самоуверен. И это логично. Ведь чем меньше у человека знаний, тем труднее ему понять, насколько они ограничены. Обладая небольшим опытом в какой-то области, человек с все равно будет уверен в своей интуиции в ней.

Во-вторых, на работу интуиции может оказывать влияние настроение. Так, люди в хорошем настроении вдвое лучше справляются с заданиями на интуицию, чем люди в нормальном настроении. Тогда как расстроенные чем-либо люди с такими заданиями не справляются совсем. В то же время, если хорошее настроение и улучшает работу интуиции, то оно же снижает бдительность и повышает склонность к логическим ошибкам [1, с. 94].

Наконец, в-третьих, многие люди склонны верить своей интуиции, даже если для этого нет особых оснований. В процессе поиска решения на какой-либо вопрос человек может интуитивно придти к определенному объяснению, которое может легко всплыть в памяти и не быть внутренне противоречивым, что придаст человеку уверенности в этом решении. Но то, что это решение легко пришло на ум и является связным, не означает его истинности. Как отмечает Д. Канеман, ассоциативный механизм мышления человека работает так, что напоминает те факты, которые совместимы с основной на данный момент историей, игнорируя неизвестное. Далее он делает вывод о том, что собственная интуиция человека не становится более значимой даже в случае его уверенности в ней. Даже специалисты в каких-либо областях могут в определенных ситуациях интуитивно ошибаться, особенно если это ситуации непредсказуемые. Одна из причин их чрезмерной уверенности в своей интуиции состоит в непонимании границ своих умений. «Нельзя полагаться на интуицию в контексте, лишенном стабильных закономерностей» [1, с. 314]

Следовательно, для того, чтобы говорить о возможности приобретения интуиции как навыка, той интуиции, которая будет отражать настоящий опыт и на которую можно положиться, важны два условия:

1) наличие понятного и относительно неизменного, т.е. предсказуемого контекста;

2) возможность изучить данный контекст путем продолжительной практики.

Говоря о важных для развития интуиции способностях, Б.М. Теплов делал особый упор на приобретении знаний. Для хорошей интуиции человек должен обладать систематичными знаниями, а также способностью быстро вспомнить необходимое. Как пример приобретения и сохранения знаний он приводил двух полководцев – Наполеона и Суворова – которых считал людьми, обладающими прекрасной интуицией.

Так, он отмечал, что Суворов с юношества настойчиво работал над своим образованием дома и в кадетских классах, проводя много времени за книгами, когда его товарищи проводили время за развлечениями. Он пользовался каждой свободной минутой и позднее в период службы. Позже, в возрасте 55 лет, Суворов не переставал много читать и даже содержал при себе чтеца. Причем читал не только военную литературу, но и другую для расширения кругозора. Несмотря на то, что Суворов мало любил военно-инженерное дело, это не помешало ему хорошо в нем разобраться. В последствии, получив в подчинение военно-морские силы, Суворов стал брать частные уроки морского дела и в 60 лет сдал экзамен на мичмана. В стремлении получить знания и опыт Наполеон не особенно отличался от Суворова, тоже будучи любителем чтения. Бонапарт также постоянно занимался своим самообразованием, обращался к различным источникам повышения уровня знаний. Общался со специалистами, учился на отлично и с большой охотой, буквально поглощал различные труды по военному делу, особенно артиллерийскому.  Также хорошо, как и Суворов, Наполеон знал математику, географию историю и философию. Знания обоих были своего рода энциклопедическими [2, с. 301-303].  Из этих примеров можно сделать определенный вывод. Для того чтобы обладать интуицией, необходимо не только приобретать опыт, но и постоянно поддерживать его в актуальном состоянии, углубляя и расширяя имеющиеся знания.

Подытоживая все вышесказанное, хотелось бы отметить, что к интуиции можно относится серьезно, когда ее обладатель соответствует определенным требованиям. Если соответствующий интуитивным суждениям контекст относительно постоянен, есть возможности выявить его закономерности, а у принимающего решения специалиста было достаточно возможности досконально изучить данный контекст, т.е. получить необходимый опыт, то можно довериться интуитивному решению этого специалиста. При этом важно помнить, что ассоциативная память может влиять на появление ложных интуитивных суждений, которые могут субъективно казаться верными.

На интуицию могут влиять как врожденные способности, так и качества личности, которые можно развивать. Прежде всего, это мыслительные способности, которые позволяют быстро обрабатывать информацию. И, конечно, необходим опыт решения разного рода задач, который приобретается как в процессе обучения, так и в процессе применения полученных умений.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Канеман, Даниэль. Думай медленно… решай быстро : [перевод с английского] / Даниэль Канеман. – Москва: Издательство АСТ, 2016. – 653 с.

2.  Теплов, Б.М. Избранные труды: В 2-х т. Т. I.— М.: Педагогика, 1985. – 328 с.

3.  Бардиер, Г.Л. Бизнес-психология / Г.Л. Бардиер. – М.: Генезис, 2002. – 412 с.

4.  Хрящева, Н.Ю. Психогимнастика в тренинге /Под ред. Н.Ю.Хрящевой. – СПб.: Речь, Ин-т Тренинга, 2004. – 256 с.

5.  Денисенко, А. "Пожар... Его ведь просто чувствовать нужно. И я чувствовал" / А. Денисенко // Служба спасения. – 2016. – № 10(35). – С. 86-91.

6. Май­ерс, Дэ­вид  Дж. Со­ци­аль­ная пси­хо­ло­гия : учеб. по­со­бие для сту­ден­тов и ас­пи­ран­тов пси­хо­лог. фак-тов, а так­же слу­ша­те­лей кур­сов пси­хо­лог. дис­ци­плин на гу­ма­нит. фак-тах ву­зов РФ : [пер. с англ.] / Д. Дж. Май­ерс. – 2-е изд., испр. – СПб. : Пи­тер, 1999. – 684 с.

Факультеты и филиалы


83eee8bf5cb8310150bcbd0e586bea54  

Календарь мероприятий

Ноябрь 2018

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31
20 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Университет гражданской защиты МЧС Республики Беларусь logo
Республика Беларусь, г. Минск 220118 ул. Машиностроителей, 25
+375 (17) 340-35-57 +375 (17) 340-35-57 mail@ucp.by